gronlandsvarg (gronlandsvarg) wrote,
gronlandsvarg
gronlandsvarg

Category:
  • Music:

Перу/Эквадор-2004. Quito y atras de Lima

Кито и возвращение в Лиму

Середина мира

Проснулся я еще затемно, в автобусе, который крутился по замысловатым многоэтажным развязкам китского автовокзала. Его здание стоит на уступе, с одной стороны которого – три этажа, с другой – один, поэтому схема подъезда к нему нетривиальна. Около половины пятого я выгрузился из теплого автобуса в промозглую бетонную коробку и пошел опрашивать кассиров в окошках на предмет уезда в Перу. Все по-прежнему отправляли меня в Гуаякиль.



В утренних сумерках я вышел на улицу (никакой обычной привокзальной площади) и попытался сориентироваться. Неожиданно это оказалось непросто. Спросил у прохожего, где же здесь троллейбус, и неожиданно тот объяснил все правильно. Идя в указанном направлении, я наткнулся на крытую платформу сбоку от проезжей части, окруженную стеклянным экраном. Чтобы попасть внутрь, надо бросить в турникет 20 центов. Народу, несмотря на ранний час, довольно много. Стоим, ждем. Снаружи, в застеколье, приезжает троллейбус. Опускает против каждой двери металлическую подножку, и наши и его двери одновременно открываются, как в обычном горизонтальном лифте в питерском метро.


Система El Trole открыта в 1996 году и состоит из одной линии длиной 11 км с 41 станцией. Сочлененные троллейбусы двигаются по выделенной линии, предназначенной только для них. Скорость – разумна, интервал – около 10 минут в пик. Ежедневно системой пользуется около 180 тысяч пассажиров. Успех системы обусловлен тем, что город расположен в узкой длинной долине, и главный транспортный коридор в городе по сути один. Кроме того, город расположен на высоте 2300 метров, и в разреженном воздухе особенно остро стоит проблема загрязнения выхлопами.


Собственно то, из-за чего я стремился в Кито – экватор – находится в недалеком северном пригороде. Точнее, там выстроен большой комплекс Mitad del Mundo, посвященный так называемому «центру мира», который каким-то хитрым образом вычислила некая французская экспедиция. Как уж ее участники смогли поставить центр на окружности – неведомо, но тема активно эксплуатируется и популярна даже среди местных жителей. Для попадания туда ЛП советовал пересадку на улице Колумба где-то в середине города. На самом деле троллейбус идет почти до аэропорта, и автобус, на который я потом сел, пугая сонных пассажиров вопросом «Митад дель Мундо?» тоже идет мимо аэропорта. Так что пересесть с троллейбуса на пригородный автобус до «Центра» можно и на конечной.
К Митаду я приехал аккурат за час до открытия, и меня встретили запертые ворота. К открытию я был единственным посетителем, но чуть позже народ подтянулся. Больше часа там делать нечего, но я как-то расслабился на выглянувшем солнышке и погулял по аллеям комплекса в свое удовольствие.


Итак, что такое центр мира. Это полый гранитный обелиск, увенчанный глобусом. На вершину обелиска можно подняться за небольшие деньги. От него в стороны расходится символическая линия экватора с огромными буквами N и S, выложенными из живых цветов. К обелиску от ворот идет аллея с бюстами первооткрывателей, из которых я на тот момент знал только Александра фон Гумбольдта. Здесь же пара кафе по обе стороны от линии, в связи с чем продвигается аттракцион «позавтракай в северном полушарии и выпей кофе в южном». Здесь же почтовое отделение с сувенирными конвертами, марками и штампами. Здесь же конторка, выдающая красочные сертификаты, свидетельствующие, что владелец действительно побывал в центре мира.


Из Митада я поехал в аэропорт Марискаль Сукре разрабатывать тему обмена обратного билета. Довольно долго я ходил по множеству коридоров в недрах аэровокзала и прочел множество табличек на дверях, не смог прочесть еще больше (подозреваю, что на них было написано «Служебный вход»). Помня о возможности улета в Лиму, попутно я нашел офис дешевого TACO (где мало народу в свободной форме одежды), но билетов по 100$ на ближайшие дни не было. Затем нашел офис пафосной LANPeru (с кучей народа исключительно в форменной одежде, и железным орднунгом), где билетов за 300$ было навалом на любую дату и время. Наконец, где-то в дальнем углу нашел офис KLM. Милая старушка в стандартном голубом костюме, единственный житель офиса, долго и внимательно выслушивала мой вопрос, вникла в суть, попросила показать билет, долго копалась в своих бумагах, и, наконец, ответила, что билет можно обменять за 100$, но не здесь, а в офисе KLM в центре города. И хотя это позволило бы провести в Южной Америке на 10 дней больше, искать офис в центре я не поехал, за что позже был вознагражден чудесным видом новогоднего салюта из иллюминатора.


Выйдя из аэровокзала, я нашел автобус, идущий в центр. Впервые, еще до московских, я увидел автобусный турникет. Правда, в Кито сделано проще: на входе сидит девушка-индианка, берет у входящих по 20 центов, бросает в прорезь большой железной коробки прямо перед собой, и турникет открывается. Я так и не понял, открывается ли он автоматически от бросания монет в копилку, или девушка жмет для этого на какую-то секретную кнопку. Я спросил, дойдет ли автобус до улицы De Los Shyris, на которой стоит офис Ormeño. Мне ответили, что да, идет, я устроился у окна и приготовился читать номера домов, которых на этой улице было несколько сотен.


Автобус вернулся в Кито вдоль той же троллейбусной линии, выехал на Лос Ширис, я досчитал до более-менее близкого номера и вышел. До нужного дома надо было пройти через парк Ла Каролина: среди обширных лужаек и редких деревьев открывались виды на китский сити, а в самом парке на лондонский манер гуляли или сидели на траве молодые и пожилые люди.


Парк Ла Каролина и Сити

Вот и офис. Я не особенно рассчитывал обнаружить его по адресу из «Желтых страниц». Все-таки и телефон не отвечал, и никто нигде не знал о существовании компании, возящей из Кито непосредственно в Перу. Реальность же превзошла все ожидания: оказалось, что сегодня в 15 часов будет автобус в Лиму, и что билет стоит $70. Более того, в офисе можно бесплатно оставить багаж. Я купил билет, оставил рюкзак и пошел досматривать город.


Путеводитель особенно советовал побывать в старом квартале в южной части города, который почти целиком представляет собой уличный рынок. Пока я находился далеко от него, но был намерен воспользоваться второй линией троллейбуса. Оказалось, правда, что линия, обозначенная на карте так же, как и троллейбус, на самом деле – автобусная. Но принцип ее совершенно такой же – высокие крытые платформы с турникетами, подножки, сочлененные автобусы. За одним исключением – платформы островные и расположены по центру проезжей части. И две выделенные полосы тоже идут по центру. Линия, названная Ecovia, проходит восточнее троллейбуса, автобусы – красного цвета (троллейбусы – синие). В самом центре, где город съеживается в межгорной котловине, автобус теряет свое преимущество и встает в одну пробку с дымящими колективос. Кстати, характерная особенность всех этих старых замусоленных автобусиков колективо – выведенная на крышу выхлопная труба. Видимо, это делается, чтобы избежать выхлопа непосредственно под нос горожанам, все-таки кислорода на высоте и так мало.


Автобус Ecovia


Колективос


От конечной станции я большим полукругом прошел мимо старого квартала с рынком в сторону кафедрального собора. Улицы и тротуары здесь очень тесные. В беспорядочно двигающейся толпе пришлось следить за карманами и увертываться от попрошаек. На краю старого города, на вершине холма высится огромная неоготическая Базилика дель Вото Насьональ. Времени зайти внутрь уже не было, но и снаружи храм производит сильное впечатление. Спустившись с холма, я взял такси и вернулся в автобусный офис.


Старый город Кито


Базилика дель Вото Насьональ


В офисе оказалось, что торопился я зря. Выяснилось, что автобус идет аж из Боготы, и водитель постоянно звонит сюда и сообщает, что задерживается. Полный рейс Богота – Лима занимает 70 часов. Поначалу мне обещали, что в Лиме я буду завтра вечером, чему я очень обрадовался, поскольку тогда выходила еще одна ночь у ребят в Сальвадоре. На деле прибытие сдвинулось на утро.


Автобус пришел часа на полтора позже. За это время я познакомился с молодой, но очень толстой американкой Розалайн, которая изучает испанский и южноамериканскую культуру и сейчас путешествует по предмету изучения, проводя в каждой стране по нескольку месяцев. В Эквадоре она провела месяца три.


Я понадеялся, что автобус будет двухэтажным, но такие, видимо, в Колумбию гонять невыгодно: пришла обычная междугородняя машина. К счастью, пассажиров было умеренно, и удалось расположиться в голове салона, одному на двух сиденьях. Недалеко расположилась американка, а позже я познакомился с перуанкой Мари, сидевшей через проход, которая ехала к семье на рождество с колумбийских заработков и пробовала практиковать со мной свой английский.


Выезжали из города уже в сумерках, сразу за городом встали в бесконечную пробку на горных серпантинах. Постепенно в той же пробке стемнело, и я заснул. Среди ночи на какой-то стоянке поели в придорожном ресторане. Но что это был за ресторан! От обычного придорожного, скажем, турецкого, он отличался огромными размерами и широким выбором блюд. Одновременно здесь обслуживалось не меньше дюжины автобусов и пары сотен человек. Внутри работала отлаженная машина – наливались плошки похлебки, выставлялись мясные закуски с картофелем, из рук в руки переходили мятые доллары. В подвальной части расположился такой же огромный чистый туалет.


Почти незаметно ранним утром прошли границу. Багажом никто не интересовался. В отличие от аэропорта, на сухопутной границе перуанцы без разговоров шлепнули мне три месяца пребывания. После границы начиналась пустыня и дневная жара, и заснуть не удалось. Слева потянулись проволочные заграждения военного аэродрома. Мы въехали в Тумбес.


Стоянка Орменьо

Недалеко от центра города автобус свернул на огражденную стоянку. Это собственная территория «Орменьо», где водители могут привести себя и машину в порядок после длительного путешествия по зарубежью. У пассажиров оказалось около 2 часов свободного времени. С Розалайн и Мари мы отправились посмотреть центр города. После двух суток на колесах у Мари началось расстройство желудка, и для начала мы купили в аптеке канистру розовой жидкости типа регидрона.


</p>В Тумбесе нет ничего особенно интересного. Лишь перуанская коста проявляет здесь себя еще более пустынной – на улицах пыль, на пустырях – песок. Небольшая стандартная квадратная площадь с памятником кому-то. Всеми мыслями я уже в Лиме и на полдороге домой, поэтому осматриваю город без исступления.</p>

Вернулись к автобусу, поехали. Следующие без малого сутки мы большей частью смотрели телевизор, спали или разговаривали. В разговорах Розалайн обнаружила обычную американскую непоколебимую уверенность в своей правоте (правда, она ее высказывала не по обычным американским вопросам, а вообще о жизни), однако, в отличие от соплеменников, она все же прислушивалась к чужой точке зрения. Мари маленькими порциями рассказывала о бедной жизни в Лиме и трудной – в Боготе.


В 5 утра автобус прибыл на один из автовокзалов Лимы. Хотя за долгий рейс пассажиры и водители стали почти одной семьей, на вокзале все быстро рассосались – Мари встретили родственники на машине, Розалайн спросила, где я буду жить, поймала такси и тоже исчезла. Я сориентировался по схеме в путеводителе. Теперь я уже был способен найти автобус, идущий в более-менее нужном направлении, то есть в Вийю эль Сальвадор. Правда, этот район очень большой и легко заехать в какой-нибудь его дальний угол. Но я решил доехать хотя бы до первой станции метро, а туда из центра идут все сальвадорские автобусы.


Громадная бетонная конечная метро «Атоконго» встретила меня закрытыми воротами. Восемь утра, в центр едут переполненные автобусы, а здесь тишина. Я вспомнил, что метро работает пока в триал-режиме, то есть вроде как на обкатке, и время работы – примерно с 11 до 16. Пришлось возвращаться к автобусам. В утренний час-пик вглубь жилого района шли полупустые маршрутки. Сначала я попробовал сориентироваться по маршрутам на бортах. Не помогло – едут быстро, пока прочтешь и сообразишь, где это может быть – уже поздно. На ближайшем углу работал кто-то типа диспетчера – здоровался с проезжающими водителями и записывал что-то в блокнот.


– Мужик, – говорю, – Как отсюда до сальвадорского муниципалитета добраться? – Он начинает лопотать что-то по-испански, но как-то непонятно. И с лицом что-то, странное такое выражение. Я понимаю, что у него не все дома. Правда, это не помешало ему остановить один из комби и довезти меня до нужного места.


Оказавшись на знакомом перекрестке, я сразу направляюсь к дому Эспиноза. Опять не было границ радости мамы, опять мы встретились с Изабель, опять Костя был на работе. Я сходил в душ, мы поели, захватили Мигеля и поехали в город по магазинам – сегодня Новый Год, надо купить подарки. Для начала зашли в муниципалитетский банкомат снять деньги с зарплатной карты. Отстояв большую очередь, получили наличные, сели в маршрутку и поехали в центр. Здесь, в одном из больших сверкающих торговых центров Изабель выбрала себе сотовый телефон. Тогда я понял, зачем нужен был Мигель – для безопасности. Считается, что по Лиме опасно передвигаться с большими суммами наличных, тем более женщине.


Фасад Иглесиа де ла Мерсед


Кафедральный собор Лимы


Дворец Правительства


Лимский муниципалитет


Живые скульптуры на Пласа де Армас


После покупки мы в этом же центре нашли телефон, и я позвонил домой с поздравлениями – там праздник был уже близко. Довольная Изабель отпустила Мигеля, мы погуляли по центру города и заехали к Косте на работу. В тот момент он работал официантом в итальянском ресторане. Причем вместе с ним работали еще один русский и парень с Украины. Был еще один славянин, но его выгнали за пьянку. Договорились, что вечером поужинаем, когда Костя вернется домой, и поедем в аэропорт вместе.


Вернулись домой, я основательно перепаковал рюкзак на обратную дорогу, оставил ребятам недоиспользованный мешок листьев коки и остатки сахарного тростника. Приехал Костя, мне передали подарки «в Россию», все поздравили друг друга с наступающим праздником, и мы отправились ловить такси. По обыкновению, Изабель спрятала нас в ближайшую подворотню, чтобы вид бледнолицых гринго не поднял цену. Солей за 13 мы в темноте доехали до уже родного аэропорта Хорхе Чавеса, я зарегистрировался, ребята помахали мне с балкона, еще раз прокричали поздравления, и на этом мое путешествие по Южной Америке закончилось. Впрочем, нет, – этот замечательный континент преподнес мне лучший новогодний подарок: в полночь, пролетая над Боготой, я впервые увидел салют как он выглядит с высоты 10 тысяч метров. Над черной землей надувались и лопались разноцветные мыльные пузыри. Уплетая бортовой паек, я вспоминал убийственный вкус себиче. На экране полыхали страсти «Уимблдона».


Спасибо всем, дочитавшим до конца!
Tags: Перу, Эквадор, путешествия
Subscribe

  • Техническое

    Слишком интенсивный образ жизни вынудил меня перебраться на Facebook, куда теперь постится вся пена дней, и оперативно выкладываются фотографии…

  • Такая вот фигня пришла на ящик ЖЖ

    >>Хочу разместить обзорную статью в вашем блоге. Вышлите расценки на емайл livejournal.post@yandex.ru from hpashen881 Люди, будьте бдительны! )

  • Кино про метро

    На строящейся станции метро в Самаре снимается кино-катастрофа "Метро": http://sv-bob.livejournal.com/339869.html

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment